Опасные связи (роман П. Шодерло де Лакло)

 

«Опасные связи» («Les Liaisons dangereuses», 1782) — роман в письмах, единственный роман французского писателя, военного инженера, генерала П. Шодерло де Лакло (Laclos, Choderlos de Laclos, 18.10.1741–5.09.1803). См. статью: Лакло Пьер Амбруаз Франсуа Шодерло де.

Традиции Ричардсона и Руссо переплелись в романе с духом фривольности рококо, мрачностью предромантического готического романа, где звучит тема непреодолимости зла. Жанр эпистолярного романа (романа в письмах) позволил Лакло глубоко раскрыть психологию героев. В психологическом анализе их чувств и поступков он следует за Расином с его логическим обоснованием внутренней жизни: герои осмысливают каждое движение души – своей и чужой, носители зла (у Лакло это аристократы виконт де Вальмон и маркиза де Мертей) создают для себя целую логическую систему — механизм соблазнения, достижения низких целей. Стиль писем каждого героя своеобычен, персонажи раскрываются во взаимоотражениях, поэтому нередко наделены противоположными характеристиками в зависимости от того, чьими глазами видятся. В последующей литературе открытия Лакло будут широко использованы: создание логического механизма поступков (Жюльен Сорель у Стендаля), соблазнение, приводящее к трагическому концу (в «Милом друге» Мопассана), размывание образа под влиянием множества оценок и точек зрения (Пруст) и т. д., что позволяет говорить о создании Лакло устойчивой и популярной персональной модели в литературе. Мрачность финала романа (болезнь и смерть соблазненной Вальмоном и покинутой им г-жи де Турвель, уход в монастырь другой его жертвы — Сесиль де Воланж, что разрушило надежды любящего ее кавалера Дансени) не беспросветна: зло все же наказано — Вальмон погибает на дуэли с Дансени, маркиза де Мертей, провоцировавшая Вальмона на его бесславные подвиги, испытывает на себе презрение общества и заканчивает свои дни, всеми оставленной и забытой. Роман написан в переходную эпоху, когда на смену четко выраженным направлениям в литературе приходит их плюрализм и открытость границ различных художественных систем, поэтому исследователи говорят о чертах сентиментализма, предромантизма, просветительского реализма и т. д. в романе, его синтетическая природа плохо поддается жестким определениям. Роман воспринимается одними как учебник волокитства, другими — как просветительский протест против развращенности аристократии и защита добродетели. В последнее время роман снова стал популярен благодаря неоднократным экранизациям с известными актерами (1959, 1988, 1989, 1999, 2003 и др., среди режиссеров — Р. Вадим, М. Форман). Чешский писатель Милан Кундера в романе «Неспешность» (1995) дал современную трактовку романа Лакло, объясняющую его актуальность для писателей и читателей эпохи постмодерна: «Эпистолярная форма «Опасных связей» не есть лишь простой технический прием, который можно было бы заменить любым другим. Эта форма красноречива сама по себе; суть ее в том, что все пережитое персонажами пережито лишь для того, чтобы стать рассказом, сообщением, исповедью, записью. В подобном мире, где все рассказывается, самым доступным и самым смертельным оружием становится разглашение, разоблачение. Вальмон, герой романа, адресует соблазненной им женщине письмо о разрыве их связи, письмо, которое окажется для нее смертельным ударом; пикантность положения в том, что послание это от начала до конца продиктовано его подругой, маркизой де Мертей. Чуть позже та же самая маркиза показывает конфиденциальное письмо Вальмона его сопернику; тот вызывает его на дуэль, оканчивающуюся гибелью Вальмона. После его смерти интимная переписка между ним и маркизой де Мертей в свой черед становится всеобщим достоянием, и маркиза кончает свои дни, окруженная всеобщим презрением, затравленная, изгнанная из большого света.

Ничто в этом романе не остается тайной, связывающей только два человеческих существа; весь мир оказывается внутри огромной гулкой раковины, где каждое слово звучит все сильней, подхваченное бесчисленными и бесконечными отзвуками. Когда я был маленьким, мне говорили, что в раковине, поднесенной к уху, я могу услышать незапамятно древний шепот моря. Вот так и каждое слово, произнесенное в лаклозапертом мире, остается слышимым навеки. И все это — XVIII век? И все это — парадиз наслаждений? Или, может быть, человек, сам того не сознавая, издревле живет в такой звучащей раковине? И уж во всяком случае, гулкая раковина не имеет ничего общего с миром Эпикура, велевшего своим ученикам: “Живи втайне!”».

Отмеченный М. Кундерой феномен (герои совершают поступки, чтобы иметь возможность охарактеризовать их в своих письмах) можно назвать «панлеттризмом» — чертой культуры рубежа XVIII–XIX веков, воплощением которой становится роман, и одновременно черной нашей эпохи (хотя роль писем теперь нередко играют другие носители информации).

Соч.: Les Liaisons dangereuses. P., 2007; в рус. пер. — Опасные связи // Аббат Прево. Манон Леско; Шодерло де Лакло. Опасные связи. М., 1967 (Б-ка всемирн. лит-ры, сер. 1, т. 56); Опасные связи // Шодерло де Лакло. Опасные связи; Аббат Прево. Манон Леско: Антология. М., 2005.

Лит.: Виппер Ю. Б. Два шедевра французской прозы XVIII века // Виппер Ю. Б. Творческие судьбы и история. (О западноевропейских литературах XVI – первой половины XIX века). М., 1990. Terrien M. B. Les Liaisons dangereuses: Une interprétation psychologique. P., 1973; Lièvre E. Les Liaisons dangereuses, connaissance d'une oeuvre. P., 2008.

Вл. А. Луков

 

Этапы литературного процесса: Новое время: Рубеж XVIII–XIX веков. — Произведения и герои: Произведения. — Историко-культурный контекст: Культура.