Агамемнон (персонаж трагедии Ж. Расина «Ифигения»)

 

 

Агамемнон (Agamemnon) — персонаж трагедии Ж. Расина «Ифигения» («Iphigénie», пост. 1674, изд. 1675), царь Микен, сын Атрея, брат Менелая, муж Клитемнестры, отец Ифигении, Ореста, Электры. Встав во главе греческого войска в Троянской войне, вынужден был принести в жертву богам свою дочь Ифигению, чтобы они позволили кораблям греков отплыть к Трое. Этот эпизод лег в основу трагедии Расина.

Агамемнон — первый в списке действующих лиц, ему же принадлежат первые слова трагедии: «Аркас, Аркас, проснись! К тебе в ночи бессонной / Пришел властитель твой, несчастьем потрясенный» (Акт I, явл. 1; пер. И. Я. Шафаренко и В. Е. Шора). Он первым узнал волю богов, требующих жертву. Любя дочь, он готов был отказаться вести войска, но хитроумный Улисс убедил его подавить чувство во имя долга перед греками. Агамемнон написал Ифигении письмо от имени Ахилла, якобы желающего вступить с ней в брак перед осадой Трои и ждущего ее в Авлиде. Агамемнон рассчитывал на отсутствие Ахилла, занятого другой войной, но тот, разбив врагов, уже прибыл в Авлиду. Но не страх перед гневом Ахилла, а любовь к дочери заставляет Агамемнона послать своего слугу Аркаса навстречу Ифигении и Клитемнестре, который должен, не пугая их правдой, под любым предлогом не допустить их приезда в Авлиду, где дочь будет обречена. Прибывает Ахилл в сопровождении Улисса. В конце действия становится известно, что прибыли Ифигения и Клитемнестра. Агамемнону некуда отступать: «Как ни боролся я, но боги победили, / И смерти дочери моей не избежать» (Акт I, явл. 5) — так предощущением трагедии заканчивается I акт, посвященный изображению Агамемнона, чьи чувства и долг оказались в конфликте.

Во II действии Агамемнон проводит сложнейший разговор с Ифигенией, весь построенный на недоговоренностях, и, не сообщив правды, передает дочери свою тревогу.

В III действии Агамемнон вынужден просто приказать Клитемнестре увезти Ифигению, ибо он не может сказать правды и все более путается в собственных уловках. Без него жена и дочь узнают о том, что Ифигения должна быть принесена в жертву.

В IV действии Агамемнон уже нетерпеливо требует, чтобы Ифигения спешила к алтарю якобы венчаться с любимым Ахиллом, а на самом деле шла на заклание. Клитемнестра разоблачает ложь, а Ифигения добровольно выбирает смерть, в чем видит свой долг. Агамемнон оплакивает дочь, но вынужден подчиниться воле богов и требованию греков: «Придется уступить — иного нет исхода: / На ставке ныне честь прославленного рода» (Акт IV, явл. 4). Если Ифигения принимает внутреннее решение, то для Агамемнон слишком важны внешние обстоятельства, он зависим от желания славы, власти, что особенно ясно из его спора с Ахиллом, пытающимся спасти Ифигению: «Его угрозы мне решимость придают: / Мне страх, коль сжалюсь я, людской припишет суд» (Акт IV, явл. 7). Но в тот момент, когда ему кажется, что все окончательно решено, Агамемнон призывает Ифигению и Клитемнестру и просит их немедленно покинуть Авлиду, чтобы спасти жизнь дочери. Подобные переходы характерны для Расина. Однако это не непредсказуемые проявления противоречивости героев барокко, Расин дает Агамемнону большой монолог (Акт IV, явл. 8), в котором блес-тяще прослеживает логику такого перехода.

Характер Агамемнона полностью раскрыт, и он ни разу не появляется и почти не упоминается в последнем действии, от-данном драматургом Ифигении, Клитемнестре и рассказу Улисса о развязке. В соответствии с концепцией Расина, развиваемой им в ряде трагедий, в том числе и в «Ифигении», герой, исполняющий свой долг, возвышается, а нарушающий его — погибает. Итоговое решение Агамемнона спасти дочь лишь внешне противоречит долгу, так как, по Расину, боги хотят совсем другой жертвы. Все, кто защищал Ифигению (Агамемнон, Клитемнестра, Ахилл) и сама она, выбравшая долг, счастливы, а выдавшая из злобных чувств Ифигению Эрифила стала жертвой собственных козней. Но Расин, разрабатывая характеры героев, учитывает их дальнейшие судьбы: уже столкнулись недостаточно решительный, притом слишком тщеславный Агамемнон и гневная Клитемнестра, Агамемнон и неудержимый Ахилл.

Основной источник расиновского образа — трагедия Еврипида «Ифигения в Авлиде». Другие источники названы Расином в предисловии к трагедии (1675), среди них «Агамемнон» Эсхила, «Электра» Софокла.

Судьба Агамемнона, его гибель от руки Клитемнестры — тема, привлекавшая многих представителей европейского искусства начиная с XVI века (Г. Сакс). До Расина трагедию «Ифигения в Авлиде» написал Ж. Ротру (1640). Через полгода после премьеры расиновской трагедии в Бургундском отеле труппа Мольера тоже поставила пьесу на этот сюжет — «Ифигению» Леклерка и Кора. В XVIII веке появляются трагедии «Агамемнон» В. Альфьери и Л. Ж. Н. Лемерсье, в XIX-XX веках около 30 трагедий (в том числе тетралогия Г. Гауптмана).

Первый исполнитель роли Агамемнона не установлен (18.8.1674, Версаль, затем — Бургундский отель, Париж).

Текст: Расин Ж. Трагедии. Л., 1977. (Лит. памятники).

 

Вл. А. Луков

 

  Произведения и герои: Герои.