Андромаха (трагедия Ж. Расина)


«Андромаха» , III , явл. 7. Гравюра Алиане по рис. Жака де Сэв ( изд. 1760 Г, Париж).  

«Андромаха» (пост. 1667) — первая великая трагедия Жана Расина, определившая основные черты его персональной модели литературного творчества, а также новые характеристики жанра классицистической трагедии второй половины XVII века, которые отличают трагедии Расина и его последователей (вплоть до эпигонов XIX века) от трагедий Корнеля.

Сюжет взят из античной мифологии Троянского цикла. После падения Трои вдова Гектора, Андромаха, с сыном Астианаксом досталась как пленница сыну Ахилла, Пирру, царю Эпира. Царь влюбился в свою рабыню, которая хранит верность памяти вождя троянцев Гектора. У Пирра есть невеста — Гермиона, дочь царя Менелая и Елены Прекрасной. Гермиона безумно любит Пирра. Ее отец присылает в Эпир послов для выполнения неприятного поручения: Менелай хочет избавиться от Астианакса, боясь, что в бу¬дущем он сможет собрать троянцев и отомстить грекам за смерть своего отца Гектора и захват Трои. Посланцев Менелая возглавляет Орест. Но не выполнение оправданного государственными мотивами, хотя и негуманного задания влечет Ореста в Эпир, а безответная любовь к Гермионе. Если к этому добавить, что Гермиона в своей любви к Пирру доходит до ненависти к нему и жажде его смерти, то становится ясно, что всех героев, кроме Андромахи, Расин наделяет «трагической виной», т. е. предпочтением чувства долгу. Пирр должен жениться на Гермионе, потому что это укрепляет греческие государства, связывает их особо прочными отношениями. Гермиона должна заботиться о жизни и безопасности правителя Эпира, потому что его смерть подрывает могущество греческих государств, а значит, и ее родины Спарты. Орест должен стремиться к укреплению безопасности своей страны, ему нужно понять, что Гермиона должна стать женой Пирра, но он не может подавить своей страсти. Так получается цепочка: Орест любит Гермиону, Гермиона любит Пирра, Пирр любит Андромаху, Андромаха любит погибшего Гектора. «Трагическая вина», по законам трагедий Расина, является причиной гибели героя. Посмотрим, как этот закон сюжетообразования действует в «Андромахе».

Пирр сообщает Андромахе об опасности, которая грозит ее сыну. Он предлагает ей стать его женой, что позволит ей спасти сына: ведь Астианакс тогда станет приемным сыном царя и его наследником. Андромаха должна сделать выбор. Но если герои трагедий Корнеля были свободны в своем выборе, то ситуация, в которой оказывается Андромаха, не имеет решения. Андромахе остается только компромисс. Она пускается на хитрость: говорит Пирру о своем согласии стать его женой, но решает, что сразу после объявления в храме об их браке она покончит с собой. Так она не осквернит памяти Гектора, но вынудит Пирра оберегать Астианакса как собственного сына.

Ход событий резко изменяется, когда в них вмешивается Гермиона. Оскорбленная решением Пирра взять в жены рабыню, отвергнув любовь царевны, она обещает свою любовь Оресту, если тот убьет Пирра. Орест организует нападение на Пирра в тот момент, когда Андромаха объявляется его женой. Пирр убит. Орест спешит рассказать Гермионе о том, как выполнен ее приказ. Он приводит последние слова Пирра, сказанные пред алтарем Андромахе: «Надо мной и над страной моею / Теперь вы — госпожа. Клянусь вам, что сумею / Я сыну вашему достойным быть отцом, / И, с матерью его соединен венцом, / Я признаю, что он наследует по праву / Приамов трон, а с ним — и прежней Трои славу» (Акт V, явл. 3). Любовь оказалась в противоречии с долгом перед эллинским миром, и греки, приехавшие с Орестом, мстя Пирру, пронзают его мечами. «Он, окровавленный, упорно отбивался, / Но, ранами покрыт, на плиты храма пал» (Акт V, явл. 3). Гениально описана противоречивая логика чувств Гермионы, в которой снова вспыхнула любовь к Пирру и которая обвиняет в убийстве Ореста: «Велела я, но ты, ты мог не дать согласья! / Могла просить, молить и требовать сто раз я, — / Ты ж должен был о том меня спросить опять, / И вновь ко мне прийти, верней — меня бежать» (Акт V, явл.3; пер. А. Оношкович-Яцыны). Расин прекрасно передает противоречивость ее чувств, где за ненавистью к Пирру скрывалась любовь, и поэтому кажется, что ее речь утрачивает логику. Из рассказа Пилада Оресту известен конец жизни Гермионы: она устремилась к храму, откуда выносили тело Пирра, «И, словно некоей слепой подвластна силе, / Свой извлекла кинжал, не разжимая губ, / Пронзила грудь себе и бросилась на труп» (Акт V, явл.5; пер. И. Я. Шафаренко и В. Е. Шора). Гермиона относится к тому новому типу классицистических героев Расина, о которых драматург писал во втором предисловии к «Андромахе»: «...Им надлежит быть средними людьми по своим душевным качествам, иначе говоря, обладать добродетелью, но быть подверженными слабостям, и несчастья должны на них обрушиваться вследствие некоей ошибки, способной вызвать к ним жалость, а не отвращение». Орест сходит с ума: ему видится ожив¬ший Пирр, которого целует Гермиона, бросающая на Ореста гневный взгляд. «Бессилен я пред ней», — проносится в его голове мысль, выражающая суть этого расиновского характера. За Гермионой Оресту мерещатся демоны и змеи — это Эринии, богини мщения, от преследований которых Орест избавился не так давно, когда суд на Ареопаге оправдал его в убийстве матери. Но Гермиона ему кажется еще более хищной: «Я сердце ей бросаю на съеденье!» — последние слова обезумевшего от горя Ореста в трагедии (Акт V, явл. 5). Он падает без чувств, и его уносит на руках верный Пилад. На этом завершается трагедия. Каждый герой, которого автор наделяет «трагической виной», погибает (сумасшествие Ореста следует рассматривать как его духовную смерть). Оставшаяся верной долгу Андромаха остается жить. Но, став царицей Эпира, она снова оказывается в несвободной ситуации. То, что началось компромиссом, им же и заканчивается: Андромаха должна теперь заботиться о народе, который участвовал в разгроме ее родной Трои и уничтожении ее жителей.

Текст: Расин Ж. Трагедии. Л., 1977. (Лит. памятники).

Вл. А. Луков

 

Произведения и герои: Произведения.