Моралите (жанр)

Моралите (франц. moralité, от лат. moralis — нравственный) — жанр французской средневековой драматургии (и городской литературы других стран Европы), пьеса религиозно-дидактического характера, в которой персонажами выступали аллегорические фигуры (Вера, Надежда, Любовь и т. д.). Жанр моралите сложился в XV в. Первым образцом моралите стало французское моралите «Благоразумный и Неразумный», 1436; в нем Благоразумный, встретившись с Разумом и Верой, в конечном счете попадает в Рай, а Неразумный, чьими спутниками стали Безумие, Распутство, Отчаяние, Кража, на вопрос Дурного Конца, раскаивается ли он, отвечает отрицательно — и черти тащат его в Ад, изображенный как кухня в богатом доме с хорошо одетыми лакеями и горящими блюдами, поедание которых и сжигает Неразумного. Другой пример жанра — французское моралите «Нынешние братья» (дошло в рукописи XVI в.), где среди персонажей появляются Братская Любовь, Зависть, Угрызение Совести.

В моралите развивались традиции возникшей в IX веке литургической драмы, которая игралась в церкви, актуализируя отдельные библейские сцены по ходу исполнения литургии — церковного песнопения; последовавшей за ней полулитургической драмы, или драмы на паперти, которая исполнялась за пределами церкви, на церковном крыльце, инсценируя различные эпизоды из Библии или в связи с ней. Черты моралите были и в миракле — пьесе о чудесах. В конце средневековья моралите вошло в систему драматических жанров городской культуры, заняв достойное место рядом с мистерией, возникшим из нее фарсом. На фарс похож и получивший развитие в средневековой Франции жанр соти (sotie, sottie), только в нем, подобно моралите, действуют аллегорические фигуры. Моралите отделено от других жанров средневековой драматургии как своей тотальной аллегоричностью (все его персонажи — аллегории), так и узким спектром сюжетных конструкций (собственно, их две: путешествие Души, своего рода паломничество; и битва, борьба высших и низших сил за Человека (где он представляет собой тоже аллегорию).

Хотя моралите пронизано христианской моралью, религиозной образностью и стилем мышления, сюжеты и персонажи в моралите носят светский характер (чем моралите отличается от миракля и мистерии), они опираются на представления из обыденной жизни, а религиозно-дидактические аллегории расшифровываются для зрителей через стереотипы, материальные детали, например: Вера выходит с крестом, Надежда — с якорем, Любовь — с изображением сердца. Точно так же отрицательные аллегорические персонажи выходили на подмостки со своими легко читавшимися атрибутами: Скупость — с мешком золота (при этом в нищенской одежде), Себялюбие — с зеркалом, Глупость — с ослиными ушами.

В XVI веке моралите как жанр постепенно исчезает. Сойдя на нет как самостоятельный жанр, моралите растворилось в различных жанрах и образцах литературы Нового времени. Характеристика персонажа путем подчеркивания одной определяющей черты стала характерной для драматургии классицизма (Корнель, Расин, Мольер, Вольтер). Возникает новое явление (не только у классицистов, но и у представителей других направлений): вместо обезличенных алегорий появляются яркие персонажи, имена которых становятся нарицательными для обозначения как пороков (например, имена Тартюфа, Дон Жуана, Гарпагона в комедиях Мольера стали нарицательными для обозначения лицемера, соблазнителя-либертена, скупца), так и добродетелей (так, Селадон из романа «Астрея» Д’Юрфе стал воплощением бескорыстной и галантной любви). Герой Шатобриана Рене, воплотивший в себе меланхолию, демонстрирует возможность подобного процесса аллегоризации персонажа в романтизме. В поэтике сборника «Возмездие» (1853) В. Гюго большую роль играют ораторские фигуры, аллегоризм в духе М. Блестяще построено стихотворение «Все бегут». В нем соединяются в общий хор голоса вещей (Перо, Напильник), живых существ (Орел, Псы), людей (Альсест) и их созданий (Песня, Поэзия, «Марсельеза»), явлений (Молния), абстрактных категорий (Разум, Право, Честь, Жалость, Согласие, Мысль), стремящихся бежать из Франции, которую захватил ти¬ран. И лишь Презрение заявляет: «Я остаюсь».

Возвращение к формам моралите встречается в литературе ХХ века, оно возможно и в XXI веке.

Лит.: История французской литературы: В 4 т. М.; Л., 1946; История западноевропейского театра. Т. 1. М., 1956; Fournier E. Le théâtre français avant la Renaissance 1450-1550. Mystères, moralités et farces. P., 1872; Cohen G. Le théâtre en France au moyen âge. T. I: Le théâtre religieux. P., 1928; Fletcher A. Allegory. The theory of Symbolic Mode. Ithace; L., 1964; Medieval drama of early Middle Ages / Ed. by Bevington David. L., 1975.

Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Средние века: Позднее Cредневековье. — Теория истории литературы: Жанры.