Вольтер и Шекспир 

(статья Вл. А. Лукова и Н. В. Захарова)


В драматургии Франции последствия шекспиризации весьма велики. Они заметны уже в драматургии Вольтера (1694–1778). Он был первым, кто утвердил имя Шекспира в сознании французов. «Я первый познакомил с ним французов» (цит. по кн.: Мокульский 1955: 300), — писал Вольтер основоположнику жанра «готического романа» Х. Уолполу 15 июля 1768 г. Не без влияния Шекспира создает Вольтер трагедию «Брут» (1731) в стиле классицизма, в которой, по мнению А. Веселовского, отражено «республиканское настроение, охватившее Брута, внушенные английскими художественными примерами (особенно Шекспиром, поразившим молодого Вольтера своею гениальностью и свободой от всяких правил)» (Веселовский 2002), трагедию «Аделаида Дюгеклен» (1734), в которой «во всех ее вариантах изображались «готические» нравы и рыцарские идеалы позднего средневековья» (Реизов 1962: 7). Эта трагедия Вольтера положила начало новому жанру во французской драматургии — «исторической трагедии» (см. Breitholz 1959) — и одновременно особому течению в рамках просветительского классицизма. Это течение, поначалу очень скромное, развивалось в двух направлениях: поиски новых форм при сохранении свойственной классицистам концепции мира и человека и раскрытие нового, созвучного предромантизму содержания в типично классицистических формах. Обе эти линии идут от вольтеровской «Аделаиды Дюгеклен» и других его произведений 1730-х годов. 

В дальнейшем Вольтер отойдет от этого течения, в котором классицистическая основа подвергалась воздействию предромантических идей, хотя и позже в строгие контуры трагедий Вольтера проникали чуждые классицизму элементы. Так, в «Семирамиде» (1748) появилась тень убитого царя Нина — явная реминисценция из «Гамлета», на что указывал еще Лессинг. 

Широко использует Вольтер экзотическую обстановку действия (Перу в «Альзире», Мекка в «Магомете», Пекин в «Китайской сироте»). Высшим выражением предромантических тенденций было создание Вольтером трагедии «Танкред» (1760–1761), «содержащей в себе черты предромантической зрелищно-действенной драмы» (История западноевропейского театра 1957: 151). Изучение драматургии Вольтера показывает, что крупнейший классицист XVIII века многими нитями, в том числе и через влияние Шекспира, был связан с зарождавшимся романтизмом (Billar 1974. T. 1–2). 

 

Примечания

Веселовский А. 2002. Вольтер // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа — издательство «Адепт», 2002. Статья А. Веселовского «Вольтер» впервые опубликована в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» (1890–1907). 

История западноевропейского театра. 1957. М.: Искусство. Т. 2.

Мокульский С. С. 1955. Хрестоматия по истории западноевропейского театра / 2-е изд., испр. и доп. М.: Искусство. Т. 2.

Реизов Б. Г. 1962. Между классицизмом и романтизмом: Спор о драме в период Первой империи. Л.

Billar A. 1974. Les écrivains romantiques et Voltaire. Essai sur Voltaire et romantisme en France (1795–1830). Thèse…: T. 1–2. Lille.

Breitholz L. 1959. Le théâtre historique en France jusqu’à la Révolution. Uppsala.

(По материалам работ: Луков Вл. А. Предромантизм. М., 2006; Захаров Н. В. Шекспиризм русской классической литературы: тезаурусный анализ. М., 2008).

Вл. А. Луков, Н. В. Захаров

Библиография и научные приложения: Научные приложения. — Историко-культурный контекст: Культура.