Стендаль в России (статья А. Р. Ощепкова)

Стендаль (Stendhal, литературный псевдоним Анри Мари Бейля, 1783–1842) 23 июля 1812 г. в составе наполеоновской армии отбыл в поход на Россию, где провел около полугода. Русская военная кампания стала своего рода водоразделом в жизни Стендаля и оказала существенное влияние на его творческую и мировоззренческую эволюцию, позволила накопить впечатления на все последующие годы. Наблюдения, сделанные им во время пребывания в России, глубокие личные переживания «московских дней», разрушили прежние иллюзии, касающиеся в первую очередь идеи «освободительной миссии» Наполеона, дали бесценный военный опыт. Бейль мечтал о славе писателя и жаждал узнать жизнь, как и Сервантес, который стал художником слова лишь после того, как сражался и повидал свет. По собственному признанию Стендаля, в России он «увидел и почувствовал столько, сколько писателю сидячего образа жизни не узнать и не описать тысячу лет». 

Стендаль, написавший много мемуарных книг, среди которых «Рим, Неаполь и Флоренция» (1817), тем не менее, не оставил никаких специальных работ, посвященных нашей стране. Только из отдельных строк, коротких упоминаний, разбросанных в письмах, дневниковых записях, исторических сочинениях французского писателя, можно реконструировать его отношение к России. 

В отличие от многих других французов, писавших о Российской империи негативно, Стендаль в целом дает положительные отзывы о том, что увидел своими глазами на российской земле. Занимая довольно высокую должность при генеральном интенданте наполеоновской армии, он по служебным делам ездил в Оршу, Смоленск, Гжатск, Борисов, на Вязьму, был свидетелем Бородинского сражения и битвы под Березиной, пожара в Москве, разгрома и отступления наполеоновской армии. С поразительной тонкостью и мастерством он описывает старые русские города, отмечает героический характер русского народа, вставшего на защиту Родины. С сожалением писатель констатирует, что грабительский поход наполеоновской армии принес России «страшное варварство», вспоминает о московском пожаре, во время которого сгорели пре-красные особняки. Стендаль называет Москву «храмом наслаждений», отождествляет ее со всем тем лучшим, что он увидел в любимой им Италии. 

По воспоминаниям П. А. Вяземского, позже, находясь во Франции и Италии, «Бейль проявлял живой интерес к событиям, связанным с восстанием декабристов», и продолжал чрезвычайно интересоваться всеми подробностями того дела. Еще в 1826 году он сотрудничал с одним из лондонских журналов, где размещал статьи «о русских делах» как главной теме разговоров в Париже. 

Русские события нашли отражение в его сочинениях. Не случайно героиней первого романа «Арманс или сцены из жизни парижского салона 1827 года» становится Арманс Зоилова, девушка полурусского происхождения, родственница декабристов. В другом более позднем романе «Люсьен Левен» главный герой, вспоминая о декабристах, замечает: «Мы допустили ту же ошибку, какую совершили в 1825 году несчастные русские аристократы». 

Первыми романами, ставшими известными в России, еще до их перевода, стали «Красное и черное» и «Пармская обитель». А. С. Пушкин и некоторые его современники обратили внимание на роман «Красное и черное». А. С.Пушкин, прочитав этот роман, отозвался о Стендале как о «крупном писателе». В одном из писем Е. М. Хитрово в мае 1831 г. он писал: «...Умоляю вас прислать мне второй том «Красного и черного». Я от него в восторге». Высоко оценил «Красное и черное» Л. Н. Толстой, но особенно его поразило изображение битвы при Ватерлоо в «Пармской обители». Этот роман оказал влияние на изображение военных сцен в «Войне и мире». А. М. Горький считал Стендаля одним из крупнейших мастеров европейского романа. 

Переводы Стендаля в России появились уже в 20 годы XIX века – в период с 1822 по 1832 гг. Читатели, еще ничего не знавшие о самом авторе, познакомились сначала благодаря публикациям в журналах с небольшими эстетическими статьями, заметками, которые ранее были напечатаны во французской и английской прессе. Русских издателей в первую очередь интересовали такие известные персонажи, как Россини или Байрон, описания политической и культурной жизни, прежде всего итальянской, которым Стендаль посвятил ставшие впоследствии широко обсуждаемыми работы «Жизнеописание Гайдна, Моцарта и Метастазио» (1815), «История живописи в Италии» (1817), «Рим, Неаполь и Флоренция» (1817), «Жизнь Россини» (1824) и др. В 30–40 годах XIX века в России была популярна книга Стендаля «Прогулки по Риму». 

Основные произведения, принесшие французскому реалисту ми-ровую славу, стали публиковать значительно позже: в тридцатые-сороковые годы ХХ века появились переводы романов, книг путешествий, автобиографических сочинений, таких как «Люсьен Левен», «Ламьель», «Жизнь Анри Брюлара», «Воспоминания эготиста», «Записки туриста» и т. д.  

В СССР были переведены на русский язык практически все произведения Стендаля, вплоть до незаконченных отрывков, а его романы и новеллы переиздавались десятки раз.

Начиная с 1933 г. собрания сочинений Стендаля публиковали несколько раз. Так, в 1933–1950 гг. вышло его пятнадцатитомное собрание сочинений под общей редакцией выдающихся стендалеведов А. А. Смирнова и Б. Г. Реизова в ленинградском издательстве «Художественная литература», до сих пор остающееся лучшим нашим изданием и по полноте и по широте научного аппарата. В 1959 г. появилось второе собрание сочинений, уже не такое полное, как предыдущее, но включающее письма Стендаля. Это издание было опубликовано как приложение к журналу «Огонек», под общей редакцией и с вступительной статьей Б. Г. Реизова в московском издательстве «Правда», оно ориентировалось на массового читателя. В том же издательстве в 1978 г. было напечатано собрание сочинений, состоящее из 12 томов и представляющее сокращенный вариант аналогичного издания 1959 г. В 1993–1994 гг. в коммерческом издательстве «РИПОЛ» появилось пятитомное издание стендалевских романов. В 1993 г. в Москве в издательстве «Голос» началась публикация 18-ти томного собрания сочинений Ф. Стендаля. Пе-реводов ранее не издававшихся в России произведений Стендаля за последние полвека так и не появилось. Тем не менее, назовем переводчиков, благодаря чьему труду российская читательская аудитория получила возможность познакомиться с необычайно разнообразным творчеством «знатока человеческих сердец»: это С. Бобров и М. Богословская, П. К. Губерт, К. С. Ксанина, А. С. Кулишер, М. Е. Левберг, Б. Лифшиц, Н. М. Любимов, Н. И. Немчинова, И. А. Оксенов, С. А. Поляков, Б. Г. Реизов, Н. Я. Рыкова, М. Слоним и др.

Первые упоминания о Стендале появились в русской критике XIX века у В.Г. Белинского. В. И. Бибиков, один из первых отечественных литературоведов XIX века, создал творческий портрет Стендаля в книге «Три портрета. Стендаль. Флобер. Бодлер» (СПб., 1890). Из дореволюционных работ следует отметить статью В. Чуйко «Генрих Бейль (Стендаль)» в журнале «Дело», посвященную жизни и творчеству французского писателя. Автор статьи акцентировал внимание читателя на возрождавшемся на Западе интереса к творчеству Стендаля. По мнению В. Чуйко, «французские, английские и немецкие критики в первый раз серьезно отнеслись к Бейлю», до этого было недопонимание, а потом забвение. 

В советскую эпоху к разным этапам жизни и творчества обраща-лись такие известные советские исследователи, как Л. И. Вольперт, Б. А. Грифцов, Т. В. Кочеткова, Ф. К. Сулейманова, Я. В. Фрид, А. В. Чичерин, И. Г. Эренбург. Работы этих ученых (статьи, очерки, монографии) носили разный характер. В них давались общие характеристики известных стендалевских романов «Красное и черное», «Пармская обитель», «Люсьен Левен», освещались этапы жизненного пути писателя, его философско-эстетические взгляды, описывалась история взаимоотношений Стендаля и его русских знакомств. Обсуждались следующие проблемы: Стендаль как основоположник мифа о Наполеоне, проблема восприятия творчества французского реалиста как в XIX веке, так и в советской России, проблема русско-французских литературных связей и т. п. 

А. К. Виноградов, более двадцати лет изучающий творческую биографию Стендаля, выпустил три историко-биографических книги «Потерянная перчатка (Стендаль в Москве)» (1931), «Три цвета времени» (1931) и «Стендаль и его время» (1939), в которых собрал ценный фактографический материал о его пребывании в России. 

Д. Д. Обломиевский, авторитетный российский ученый, в книге «Французский романтизм» (М., 1947) посвятил Стендалю отдельную главу, назвав ее «Литературно-эстетические позиции Стендаля в эпоху Реставрации», и проследил эволюцию взглядов писателя на протяжении довольно длительного периода, охватывающего с 1815 по 1832 г. 

В центре внимания советских историографов Е. В.Тарле и А. И. Молока — исторические труды Стендаля «Жизнь Наполеона» и «Воспоминания о Наполеоне». Отмечая яркость и содержательность этих книг, отечественные историки в то же время сосредоточились на изобличении фактических ошибок французского автора, главные из которых авторы исследований связывали с оценкой Стендалем военных событий Отечественной войны 1812 г.

Известный стендалевед Б. Г. Реизов написал более десяти серьезных работ, посвященных французскому реалисту. Его первая статья о Стендале была напечатана в Ростове-на-Дону в местном научном жур-нале в 1928 г. Затем в 30-е годы ХХ века публиковал критические труды о Стендале в периодических изданиях. В 1959 г. отечественный литературовед пишет историко-литературные справки и примечания к новому пятнадцатитомному изданию сочинений Стендаля. В монографиях «Стендаль. Годы учения» (Л., 1968), «Стендаль. Философия истории. Политика. Эстетика» (Л., 1974) и «Стендаль: художественное творчество» (Л., 1978) на обширном материале, собранном из разных источников, дан блестящий анализ философских, политических и эстетических взглядов писателя, его произведений. 

Раздел о Стендале в «Истории французской литературы» (т. 2. М., 1963) принадлежит С. Д. Артамонову, в «Истории всемирной литературы» (т. 6. М., 1989) — Д. В. Затонскому. Из современных исследователей Стендаля выделим Н. В. Забабурову, перу которой принадлежат многочисленные работы о своеобразии стендалевского психологизма, А. П. Бондарева, Г. Н. Храповицкую, Вл. А. Лукова.  

Лит: Pеизов Б. Г. Стендаль в России // Книжные новости. 1937. № 23–24. С. 47–49; Его же: Стендаль. Годы ученья. Л., 1968; Его же: Стендаль. Философия истории. Политика. Эстетика. Л., 1974; Эрен6ург И. Уроки Стендаля // Французские тетради. M., 1958; Кочеткова Т. В. Стендаль и Вяземский // Вопросы литературы. 1959. № 7. С. 148–155; Ее же: Стендаль в личной библиотеке Пушкина // Пушкинский сборник. Рига, 1968. С. 114–123; Ее же: Стендаль. Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке. 1822–1860. М., 1961; Виноградов А. К. Три цвета времени. M., 1960; Его же: Стендаль и его время / 2-е изд., M., I960; Фрид Я., Стендаль. Очерк жизни и творчества / 2 изд., M., 1967; Вольперт Л. И. Пушкин и Стендаль. (К проблеме творческого поведения писателя) // Болдинские чтения. Горький, 1979. С. 114–130; Забабурова Н. В. Стендаль и проблемы психологического анализа. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1982; Ее же. Книга Стендаля «О любви» в свете психологических традиций французской культуры XVII века // XVII век в диалоге эпох и культур: Материалы научной конференции. Серия “Symposium”. Вып. 8. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского философского общества, 2000. С. 91–93; Бондарев А. П. Поэтика истории у Стендаля // Зарубежная литература XIX–XX вв. и идейно-эстетическая борьба: Межвуз. сб. научн. трудов. М.: МОПИ им. Н. К. Крупской, 1986. С. 126–131; Его же. Стендаль и «Принцесса Клевская» // Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе: Межвуз. сб. научн. трудов. М.: МГПИ им. В. И. Ленина, 1986. С. 29–40; Храповицкая Г. Н. Стендаль // Зарубежные писатели. Ч. 2. М.: Дрофа, 2003. С. 376–387; Луков Вл. А. Стендаль // Луков Вл. А. История литературы: Зарубежная литература от истоков до наших дней / 6 изд. М.: Академия, 2009. С. 312–316. 

  А. Р. Ощепков

Библиография и научные приложения: Научные приложения. — Этапы литературного процесса: Новое время: XIX век. — Теория истории литературы: Направления и течения: Реализм. — Персоналии: Французские писатели. — Русско-французские литературные связи: Французские писатели в России.