Ифигения (персонаж трагедии Ж. Расина «Ифигения»)

Ифигения (Iphigénie) — героиня трагедии Ж. Расина «Ифигения» («Iphigénie», пост. 1674, изд. 1675). Ифигения — дочь царя Микен Агамемнона и Клитемнестры. Впервые появляется во II действии. Но только в III действии (явл.5) узнает, что отец вызвал ее в Авлиду, потому что она должна быть принесена в жертву богам, чтобы они позволили грекам отправиться на Троянскую войну. До этого момента Ифигения думает, что ее в Авлиде ждет любимый ею Ахилл для того, чтобы заключить с ней брак. Тайна, которую она не знает и которую знает зритель с самого начала трагедии, создает двойное восприятие этого персонажа. Мучась беспочвенными страхами и напрасно ревнуя возлюбленного к Эрифиле, Ифигения выступает только как страдающая девушка, но не как трагическая героиня. Переход от первой ко второй не совершается мгновенно. Узнав страшную весть о своей судьбе, Ифигения защищает отца от гнева Ахилла, признается Ахиллу в любви, советуется с матерью, как недопустить его встречи с Агамемноном. Она говорит, что встретила «без дрожи о скорой смерти весть». Зато когда узнала о мнимом охлаждении Ахилла, «Мгновенно для меня затмился белый свет», — вспоминает Ифигения (Акт III, явл. 6; пер. И. Я. Шафаренко и В. Е. Шора). Ифигения живет только любовью, ее потерять страшнее, чем жизнь.

В IV действии Ифигения произносит монолог, в котором говорит Агамемнону: «Я вам принадлежу и вашему приказу — / Любому! — подчинюсь без колебаний, сразу...» (Акт IV, явл.4), но просит отца все же сохранить ей жизнь — не ради себя, а для того, чтобы уберечь от страданий возлюбленного и мать. Агамемнон хочет спасти Ифигению, по ее попытка к бегству пресекается Эрифилой.

Только в V действии у Ифигении окончательно созревает сознательное решение отдать свою жизнь во имя победы греков. И когда Ахилл предлагает ей уйти с ним, Ифигения гордо отказывается презреть дочерний долг: «Но отвратить меня от моего обета / Вам не удастся, нет! Я честь свою спасу, / Своей рукой себя я в жертву принесу» (Акт V, явл. 2). Последние слова, которые Ифигения произносит на сцене: «Готова к смерти я. Ну, Эврибат, — ведите!» (Акт V, явл. 3). Ифигения сама выбирает свою судьбу, что делает ее трагической героиней. При этом она разрешает спор между долгом и чувством в пользу долга. Вслед за Корнелем Расин спасает таких героев от грозящей им гибели: «Можно ли даже помыслить, чтобы я осквернил сцену чудовищным убийством столь добродетельной и прелестной юной особы, какой следовало изобразить Ифигению», — указывает он в предисловии к трагедии (1675). В одном из вариантов мифа спасение приходит от богини Артемиды, которая подменяет на алтаре Ифигению ланью и уносит ее в Тавриду, где делает своей жрицей. Но принцип правдоподобия, столь важный для эстетики классицизма, при этом нарушается, и Расин отвергает такой финал: «...Можно ли предположить, чтобы я довел пиесу до развязки лишь с помощью «богини из машины», посредством чудесного превращения, которому, пожалуй, поверили бы во времена Еврипида, но которое в наше время показалось бы совершенно бессмысленным и неправдоподобным». Драматург блестяще решает проблему, введя образ Эрифилы — второй Ифигении, дочери Елены, которую должны принести в жертву и которая, вредя Ифигении, сама готовит себе печальную участь. При таком построении сюжета снова оказывается, что Ифигения напрасно мучится, выбирая между жизнью и смертью, ведь смерть предназначена не ей. Однако зритель узнает об этом лишь из монолога Улисса (Акт V, явл.6), то есть после того, как Ифигения покинула сцену, после гибели Эрифилы, которую только Ифигения и оплакала. Образ Ифигении не успевает утратить черты трагического героизма. Возникает дополнительный мотив, сыгравший заметную роль в развитии психологизма: способность персонажа принять героическое решение важнее реальных поступков, событий и обстоятельств.

Основной источник образа Ифигении — трагедия Еврипида «Ифигения в Авлиде». В своем предисловии Расин отдает Еврипиду дань восхищения, но спорит с его изложением развязки. При этом называются «Агамемнон» Эсхила, «Электра» Софокла, произведения Лукреция, Горация, в которых говорится о действительном принесении Ифигении в жертву, «Илиада» Гомера, в которой Ифигения и через десять лет после начала Троянской войны живет в Микенах, а Агамемнон готов выдать ее замуж за Ахилла. Расин ссылается на Стесихора и Павсания, считавших, что в жертву была принесена другая Ифигения, называет ряд других источников, откуда им взяты некоторые детали.

Образ Ифигении популярен в искусстве. Наиболее известны трагедия Гёте «Ифигения в Тавриде», оперы «Ифигения в Авлиде», «Ифигения в Тавриде» Глюка, оперы Скарлатти. К образу Ифигении дважды обращался «отец балета» Ж. Ж. Новер, поставив в 1773 г. в Вене «Ифигению в Тавриде» на музыку Ф. Аспельмайера и в 1793 г. в Лондоне «Ифигению в Авлиде» на музыку Миллера. В живописи — картины Тьеполо, Бёклина. Выдающимся событием был балет «Ифигения в Авлиде», исполненный Айседорой Дункан (Нью-Йорк, 1908). Заметным явлением стал греческий фильм «Ифигения» (по Еврипиду, 1977, реж. М. Какоянис, оп. Г. Арванитис, музыка М. Теодоракиса).

Первая исполнительница роли Ифигении — М. Шанмеле (18.8.1674, Версаль, затем — Бургундский отель, Париж). По воспоминаниям Н. Буало и сына драматурга Л. Расина, она разучивала роли с голоса Расина, который был великим декламатором. «Шанмеле так хорошо справлялась, — отмечал современник, — что они (зрители) вынуждены были проливать слезы, какова бы ни была сила их ума и какое бы усилие они над собою ни делали». В роли Ифигении Сара Бернар дебютировала в Комеди Франсез (1862).

Текст: Расин Ж. Трагедии. Л., 1977. (Лит. памятники).

Вл. А. Луков

  Произведения и герои: Персонажи.