Маскариль (персонаж комедии Ж. Б. Мольера «Смешные жеманницы»)


Маскариль (Mascarille) — в комедии Ж. Б. Мольера «Смешные жеманницы» (1659, опубл. 1660) слуга Лагранжа.

Отвергнутые провинциальными прециозницами Мадлон и Като, их женихи Лагранж и Дюкруази подсылают своих слуг Маскариля и Жодле (под видом маркиза де Маскариля и виконта де Жодле) к девушкам, и те совершенно их очаровывают, потому что лучше, чем их хозяева, усвоили прециозный язык и правила поведения в аристократических салонах. Образ Маскариля — насмешка над так называемыми острословами (bel esprit) — молодыми аристократами, посещавшими салоны и блиставшими там изысканностью слов и манер. Образец речи Маскариля: «Опасаюсь похищения моего сердца, посягательства на мою независимость. Я вижу, что эти глазки — отъявленные разбойники, они не уважают ничьей свободы и с мужскими сердцами обходятся бесчеловечно» (Явл. 10; пер. Н. Яковлевой). Маскариль сочиняет истории в духе Хлестакова: «Да что там говорить: я еще в кровати, а у меня уже собралось человек пять острословов»; «На мадригалы у меня особый дар. В настоящее время я перелагаю в мадригалы всю римскую историю»; «Печатать свои произведения — это ниже моего достоинства, но я делаю это для книгопродавцев: ведь они прямо осаждают меня, надобно же дать им заработать» (Явл. 10). Вместе с тем Маскариль нередко вставляет просторечные выражения, хвалится лентами, шириной наколенников, предлагает понюхать перчатки и парик — вполне реализуя замечание Мольера, высказанное в предисловии к комедии: «...Наипохвальнейшие поступки подвергаются опасности подражания со стороны неумелых обезьян, которые вызывают смех...» Появившиеся хозяева велят сорвать с Маскариля и Жодле не принадлежащие им костюмы и смеются над девушками, которые приняли слуг за аристократов.
Непосредственный источник образа Маскариля — в собственном творчестве Мольера. Эту роль он писал для себя, создавая постоянную сценическую маску. В комедии «Шалый, или Все невпопад» уже появлялся Маскариль — ловкий слуга, помогающий своему недалекому хозяину Лелию соединиться с возлюбленной Селией. Прообразом Маскариля можно считать итальянскую маску Бригеллы.

Мольер исполнил роль Маскариля на премьере комедии (18.11.1659, т-р Пти-Бурбон, Париж) и с огромным успехом играл ее впоследствии. Сохранилось описание Маскариля в мольеровском исполнении, принадлежащее м-ль Дежарден, которая присутствовала на премьере: «...Его парик был настолько велик, что подметал пол каждый раз, как он делал поклон, а шляпа его была настолько мала, что было легко узнать, что маркиз носит ее чаще в руках, чем на голове. Его воротник мог смело сойти за пеньюар, а шаровары, казалось, были сделаны для того только, чтобы в них могли спрятаться дети, играющие в палочку-воровочку. (...) Целый факел из кисточек выглядывал из его кармана, как из рога изобилия, а его башмаки были так покрыты лентами, что я не в состоянии сказать вам, были ли они сделаны из юфти, из английской коровы или из сафьяна. Я хорошо знаю только то, что они имели с полфута вышины и что мне было очень трудно узнать, каким образом такие высокие и деликатные каблуки могли носить тело маркиза, его ленты, его шаровары и его пудру». О манере игры Мольера см. Оргон.

Приемы, использованные для создания образа Маскариля, были впоследствии использованы многими писателями (бахвальство гоголевского Хлестакова; смешение аристократической речи с просторечием в образе Элизы Дулитл — «Пигмалион» Шоу, и т. д.).

Текст: Мольер Ж. Б. Собр. соч.: В 2 т. М., 1957. Т. 1.

Вл. А. Луков

Произведения и герои: Герои.