Нерон (персонаж трагедии Ж. Расина «Британик»)

Нерон (Neron) — персонаж трагедии Ж. Расина «Британик» («Britannicus», пост. 1669, изд. 1670), римский император, сын Агриппины и Домиция Энобарба (Агенобарба), сводный брат Британика, отравивший его в борьбе за упрочение своих прав на престол и из ревности к любящей Британика Юнии.

Расин рисует восемнадцатилетнего Нерона, совершающего первое убийство: «Нерон не убил еще свою мать, жену, наставников, но в нем зреют семена всех этих злодейств, он уже хочет освободиться от запретов, ненавидит своих близких, но прикрывает ненависть притворными ласками... Короче говоря, это чудовище в зачатке (monstre naissant), которое, еще не смея открыто проявиться, старается приукрасить свои дурные деяния...», — писал о нем драматург во втором предисловии к трагедии (1676).

Нерон на протяжении всей трагедии внушает только страх, негодование, но не сострадание (в отличие от героев «Андромахи»). Даже охватившая его любовь к Юнии, о которой он сообщает при первом своем появлении на сцене (Акт II, явл.2), не располагает к нему зрителя. Если страстно влюбленные Пирр и Орест готовы были исполнить любое желание своих возлюбленных, то Нерон может только мучить девушку, к которой у него возникло непреодолимое влечение. Стремясь использовать любовь Британика и Юнии против своего соперника, Нерон обещает не убивать Британика только в том случае, если Юния откажет ему в своей любви, при этом Нерон будет из тайника наблюдать за сценой объяснения и — «Чуть бросишь нежный взгляд — украдкой, осторожно — / Британику конец» (Акт II, явл. 3; пер. Э. Л. Линецкой). Испытывая ревность, Нерон одновременно «развлекается игрой», наблюдая за мучениями Британика и Юнии. Застав Британика на коленях перед возлюбленной после того, как она разъяснила причину своей вынужденной холодности (Акт III, явл. 8), Нерон мог привести свою угрозу в исполнение, но делает это позже и не открыто, а вероломно. Объявив о своем стремлении примириться с Британиком, Нерон приглашает его на пир и подносит там чашу с ядом. Не догадывающийся о коварстве Нерона Британик пьет за дружбу с ним и тут же умирает. Событие происходит за пределами сцены, изображение смерти считалось неприличным в классицистическом театре, о ней рассказывает наставник Нерона Бурр, который говорит Агриппине: «Но страшно для меня не это злодеянье — / Нашел бы в ревности Нерону оправданье; / Другое, госпожа, страшнее во сто крат: / Бесстрастно он глядел, как умирает брат» (Акт V, явл. 7). Не оправдывается убийство и велениями фамильного долга (мыслью о наследниках, которые станут императорами) и долга перед государством (устранение конкурента уменьшит смуты в империи). Здесь Расин вступает в полемику с Корнелем, который оправдывал убийство отца возлюбленной долгом фамильной чести («Сид»), убийство сестры долгом перед отечеством («Гораций»). Не случайно основные нарекания после премьеры Расин получил от сторонников Корнеля и вынужден был отвечать на их критику в первом предисловии к трагедии (1670).

Расин не придает значения влиянию воспитания: воспитатель прямодушного Британика — бесчестный интриган Нарцисс, раздобывающий яд для его отравления, а воспитатель злодея Нерона — честный Бурр. Нерон изначально чудовище, это его характер, ему не приходится делать выбор между добром и злом, что лишает его ореола трагического героя. Поэтому наказание его отложено (чего не происходило с героями «Андромахи»), оно в будущем, хотя его отсвет уже падает на Нерона: он теряет всех, кто был вокруг него: им умервщлен Британик, Юния дала обет безбрачия, став весталкой, погибает Нарцисс, ожидают смерти впавшие в немилость Агриппина и Бурр. Нерон уже одинок, в отчаянии бродит он по дворцу: «Лишь имя Юнии слетает с уст владыки, / Все жмутся по углам, заслышав эти крики» (Акт V, явл. 8).

О языке роли Нерона дает представление замечание А. С. Пушкина, который упрекал Расина в слишком большой зависимости от придворного зрителя: «Он старался угадывать требования утонченного вкуса людей, чуждых ему по состоянию. Он боялся унизить такое-то высокое звание, оскорбить таких-то спесивых своих зрителей — отселе чопорность, смешная надутость..., привычка смотреть на людей высшего состояния с каким-то подобострастием и придавать им странный, нечеловеческий образ изъяснения. У Расина (например) Нерон не скажет просто: «je serai caché dans ce cabinet», — но: «Caché près de ces lieux je vous verrai, Madame» (cтатья «О народной драме и драме «Марфа Посадница», 1830, перевод: «Я спрячусь в этой комнате», «Сокрытый близ сих мест, я вас узрю, госпожа»). Вместе с тем искусственность языка в случае, приведенном Пушкиным, гармонирует с искусственностью, ненатуральностью характера Нерона. 

Основной источник образа Нерона — «Анналы» Тацита. Это историческое лицо — Нерон Клавдий Друз Германик Цезарь (37– 68 гг.), первоначальное имя (Луций Домиций Агенобарб) сменил после того, как в 50 г. был усыновлен императором Клавдием, в 53 г. женился на его дочери Октавии. После смерти Клавдия, отравленного Агриппиной, в 54 г. стал императором. В 55 г. погибает Британик, в 59 г. — Агриппина, в 62 г. — Бурр, в 65 г. по его приказу кончают самоубийством Сенека, Лукан, Петроний. В 68 г. ему изменяет гвардия, осуждает сенат, Нерон кончает жизнь самоубийством, с ним прерывается правление династии Юлиев — Клавдиев.

Нерон — популярный персонаж мировой литературы. Одно из ранних произведений о нем — трагедия «Нерон» неизвестного английского автора (1624). Примерно тогда же Лопе де Вега написал драму о Нероне. В XIX веке появляются «Нерон» итальянца П. Косса, драма «Смерть Нерона» испанца В. Балагера, роман «Нерон» испанца Э. Кастелара. Особенно этот образ был популярен в оперном искусстве. Оперы о Нероне написали Монтеверди, Гендель, А. Рубинштейн, Бойто, 12 арий к трагедии Г. А. Перти «Нерон» написал Вивальди. Очень популярна биография Нерона, написанная римским писателем Светонием.

Первый исполнитель роли Нерона — Флоридор (13.12.1669, Бургундский отель, Париж). «Во всех исполняемых им пьесах он кажется именно тем лицом, которое изображает. (...) Уже давно он выше всякой зависти, и все сходятся на том, что он величайший актер в мире и один из самых любезных людей, приятнейший в обществе», — писал о нем современник (1663). Флоридор первым отказался от напевной читки, практиковавшейся в Бургундском отеле. В середине XVIII века роль Нерона играл крупнейший актер французского Просвещения А. Л. Лекен, клеймя в нем тиранию. «Слишком много глубины и слишком много политики», — отзывался о его трактовке критик Жофруа. Великий Тальма придал Нерону предромантические черты. Выдающийся мастер «искусства представления» Муне-Сюлли блестяще сыграл Нерона в год своего дебюта на сцене Комеди Франсез (1872).

Текст: Расин Ж. Трагедии. Л., 1977. (Лит. памятники).

Вл. А. Луков

  Произведения и герои: Герои.