Мериме в России

В России появление новогофранцузского писателя было отмечено сразу же, как был опубликован «Театр КларыГасуль», но весьма своеобразно: книга была запрещена цензурой. Зато когдаМериме выпустил вторую свою книгу — «Гюзла», отклик в России появился черезнесколько месяцев: в журнале «Сын отечества» сначала появилась заметка «Новыефранцузские книги» (1828, Ч. 118, № 5), а затем отзыв с приложением переводатрех баллад (1828, Ч. 120, № 14). Авторов заметок и перевода мы не знаем, как,впрочем, и они не знали, что «Гюзла» — произведение Мериме. Установлено, что втом же 1828 г. А. С. Пушкин, плененный книгой, начал создавать свои «Песнизападных славян».

Вопрос о том, в какой мере Пушкин верил в подлинность песен«Гюзлы», остается неясным, но прав был В. Г. Белинский, писавший в статье«Стихотворения Александра Пушкина. Часть четвертая» (1836): «Пушкин умел придатьэтим песням колорит славянский, так что, если бы его ошибка не открылась, никтои не подумал бы, что эти песни подложные» (Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М.,1953. Т. 2. С. 82). Сам Пушкин в предисловии к «Песням западных славян» (1835)назвал Мериме острым и оригинальным писателем, автором произведений«чрезвычайно замечательных в глубоком и жалком упадке нынешней французской литературы»(Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 10 т. М.; Л., 1958. Т. 3. С. 334).

Воздействие книги «Гюзла» на русскую литературу не ограничилось пушкинскими«переводами» одиннадцати песен. Появляется сборник стихотворений Н. А.Марковича «Украинские мелодии» (1831), О. М. Сомов использует мотивы книги вповести «Гайдамак» (1830), тема вампиризма, получившая широкое распространениепосле выхода книги Мериме, нашла отражение в рассказах А. К. Толстого «Упырь»(1841), «Семья вурдалака» (написан на французском языке, первая публикацияперевода — 1884).

При жизни Мериме на русский язык было переведено (полностьюили частично) восемнадцать его произведений, составляющих основу творческогонаследия писателя, причем некоторые из них переводились несколько раз. Так,новелла «Матео Фальконе» публиковалась в трех переводах (1829, 1832, 1835) и встихотворном переложении В. А. Жуковского по переводу А. Шамиссо (1843),получившем высокую оценку Гоголя.

Видимо, в том же 1843 г. или несколько раньшеГоголь написал оставшуюся незавершенной статью о Мериме в связи спредполагавшейся публикацией перевода новеллы «Души чистилища». В этойнебольшой статье, ставшей известной лишь в 1892 г., Гоголь отмечает «многопознаний и опыта» наряду с умением поразить «живым, быстрым, увлекательнымрассказом», «тонкими наблюдениями, острыми и смелыми замечаниями», как и«схватывать верно местные краски, чувствовать народность и передать ее». Этизамечания Гоголя очень существенны для определения художественного метода Мериме.

Если Пушкин и Гоголь уловили самое существенное в творчестве Мериме, то в какоймере он верно понимал их творчество? Этот вопрос обсуждался в русской прессе всвязи с публикацией перевода «Пиковой дамы», осуществленного Мериме в 1849 г.,и в связи со статьей «Николай Гоголь», которую Мериме опубликовал в 1851 г.Так, «С.-Петербургские ведомости» (1849, 14 сентября) отозвались с похвалой опереводческом искусстве Мериме, в то время как булгаринская «Северная пчела»(1849, 27 сентября) и погодинский «Москвитянин» (1849, ч. 5, № 18) — резкоотрицательно, что связано с недостаточным пониманием переводческих установокфранцузского писателя. Напротив, Ф. В. Булгарин всячески поддержал статьюМериме о Гоголе, сделав из нее выгодный для себя вывод, что, подобно ему, Меримевидит в Гоголе только приятного рассказчика, умевшего смешить и забавлятьсвоими карикатурами (Северная пчела.—1852.—19 апреля). Хотя Мериме нигде всвоей статье не доходил до такого упрощенного взгляда на Гоголя, но воспринималего действительно несколько узко, как только сатирического писателя, владеющеголишь одним оружием — иронией. Против такой оценки Гоголя со всей страстностьювыступили И. И. Панаев в «Современнике» (1851, № 12) и Аполлон Григорьев вобновленном «Москвитянине» (1851, ч. 6, № 24, авторство предположительно). А.В. Дружинин, после раскола редакции «Современника» ушедший в «Библиотеку длячтения», довольно резко ответил «Москвитянину» (1852, т. III, ч. 2, отд. 7).«Отечественные записки» (1852, № 6, отд. 6) негативно оценили переводы «Ревизора»и отрывков из «Мертвых душ», осуществленные Мериме. Во всей этой полемикескрытой точкой, вокруг которой все вращалось, была борьба за гоголевскую«натуральную школу» или против нее.

Очевидно, именно в этот момент и должнабыла появиться работа, в которой была бы дана общая оценка творчества Мериме.Такую статью («Проспер Мериме») начал публиковать в «Москвитянине» (1854, № 11)Аполлон Григорьев. Но так же закономерно и то, что статья осталасьнезаконченной: творчество Мериме уже не давало такой пищи для дискуссий, какэто было, например, в 1846 г., когда в связи с публикацией в «Литературной газете»перевода новеллы «Арсена Гийо» разгорелась полемика между «Москвитянином»,осудившим новеллу за безнравственность со славянофильских позиций, и«Современником», поддержавшим реалистические устремления Мериме.

Воздействие французского писателя на русскую литературу заметно на протяжениимногих десятилетий. Перевод произведений Мериме был прекрасной школой стиля.Помимо Пушкина и Жуковского Мериме переводили И. Панаев («Этрусская ваза»,1835), Ап. Григорьев (отрывок из «Кареты святых даров», 1854), В. Гаршин(«Коломба», 1883), Д. Григорович («Этрусская ваза», 1883), А. Плещеев («АрсенаГийо», 1884), Д. Аверкиев («Жакерия», 1891), а после Великого Октября — В.Ходасевич («Недовольные», 1922, «Театр Клары Газуль», 1923), Мандельштам(«Коломба», 1926), М. Лозинский («Аббат Обен», «Арсена Гийо», «Кармен», 1927),Н. Любимов («Небо и ад», «Семейство Карвахаля», «Случайность», 1934, «Хроникацарствования Карла IX», 1963) и др. Установлено влияние «Жакерии» на «Сцены изрыцарских времен» А. С. Пушкина и на «Вадима» М. Ю. Лермонтова. И. С.Тургеневпризнавал, что под влиянием новеллы «Федериго» написал сценку «Нечто, илиЧемодан», а в пьесах начала 40-х годов «Неосторожность», «Искушение святогоАнтония», «Две сестры», отразилось чтение «Театра Клары Гасуль». Образ Кармениз одноименной новеллы Мериме и оперы Жоржа Бизе (1875) вдохновлял русскихпоэтов А. Блока (цикл «Кармен», 1914), М. Цветаеву («Спят трещотки и псысоседовы...», 1915, опубл. 1965; «Любви старинные туманы», 1923), А. Белого(«Первое свидание», 1921). «Медвежья свадьба» А. В. Луначарского (1923) —мелодрама на сюжет «Локиса».

Только письменные источники не могут вполной мере раскрыть связей Мериме с русской культурой. Немаловажны его личныеконтакты с С. А. Соболевским, А. И. Тургеневым, Е. А. Баратынским, И. С.Тургеневым и многими другими русскими людьми. В восприятии творчества Мериме вРоссии обнаруживаются своеобразные «волны». Если для Пушкина и Гоголя «Мериме,бесспорно, замечательнейший писатель XIX века французской литературы» (ГогольН. В. Полн. собр. соч.: В 14 т. М.; Л., 1952. Т. 14. С. 20), то для следующегопоколения он не более чем второстепенный, хотя и блестящий мастер.

По-новомувоспринимают его М. Горький, который в письме к А. К. Виноградову (7.3.1928)ставит Мериме в один ряд со Стендалем, Бальзаком и Флобером, и А. В.Луначарский, в 1930 г. написавший статью о Мериме под названием «Генийбезвременья». Появляются труды А. К. Виноградова, А. А. Смирнова, М. Е.Елизаровой, Б. Г. Реизова, Ю. Б. Виппера, А. Д. Михайлова и другихисследователей. Интерес к Мериме заметно усиливается в последние годы.

Объясняются эти «волны» как особенностями литературной борьбы на разных этапахразвития общества, так и литературоведческими концепциями мировоголитературного процесса. Еще Гоголь отметил, что Мериме «шел как-то совершенно встороне. Даже предметы избирал не те, которых требовала модная потребностьчитателей» (Там же). Поэтому его творчество плохо вписывалось в жесткие рамкитеоретических концепций. С развитием исследований переходных явлений на основегибкого историко-теоретического подхода, развивающегося в 80-е гг., творчествоМериме становится особо привлекательным объектом для изучения.

Лит.: АлексеевМ. П. Борис Годунов и Дмитрий Самозванец западноевропейской драме // «БорисГодунов» А. С. Пушкина. Л., 1936; Его же. Пушкин на Западе // Временникпушкинской комиссии. Т. 3. М.; Л., 1937; Его же. Пушкин и западная литература// Лит. учеба, 1937, № 1; Арденс Н. Н. Драматургия и театр А. С. Пушкина // М.,1939 (с. 183–185); Берковский Н. Я. Мериме и русская литература // Ленинград,1946, № 9; Боброва Е. И. Перевод П. Мериме «Пиковой дамы» (Автографическаярукопись) // Пушкин. Исследования и материалы. Т. 2. М.; Л., 1958; ВиноградовА. К. Мериме в письмах к Соболевскому. М., 1928; Его же. Мериме в письмах кДубенской. М., 1937; Воронович Т. М. Славянская тематика Проспера Мериме в годы1850–1870: Дис. ... канд. филол. наук. М., 1954; Елизарова M. E. «Гюзла» и«Песни западных славян» (К вопросу о взаимоотношении Пушкина и Мериме) // Лит.Учеба. 1937. № 12; Ее же. Мериме и Пушкин. «Гюзла» и «Песни западных славян» //Уч. зап. МГПИ, каф. истории всеобщ, лит., вып. 4. М., 1938; Жирмунский В. М.Пушкин и западные литературы // Временник пушкинской комиссии. Т. 3. М.; Л.,1937; Кирнозе З. И. Страницы французской классики. М., 1992; Клеман M. И. И. С.Тургенев и Проспер Мериме // Литературное наследство, 1937, № 31–32; Луков Вл.А. Проспер Мериме. М.: МГПИ, 1983; Луков Вл. А. Пушкин и Мериме // Научныетруды Московского педагогического государственного университета. Серия:гуманитарные науки. М.: Прометей, 2000. С. 35–37; Луначарский А. В. Генийбезвременья // Meриме П. Избр. произведения. М.; Л., 1930; то же — в кн.:Луначарский А. В. Собр. соч.: В 8 т. М., 1965, т. 6; Мартьянова Е. П. Оботражении русско-французских культурных связей во французском языке илитературе XIX века. (По материалам литературных трудов и корреспонденции П.Мериме). Харьков, 1960; Маслова Н. И. А. С. Пушкин и Проспер Мериме // Уч. зап.Куйбышевского пед. и учит. ин-та им. В. В. Куйбышева, вып. 2. Куйбышев, 1938;Мериме — Пушкин: Сб. М., 1987; Оксман Ю. К истории «Песен западных славян» // Пушкинскийсборник памяти С. А. Венгерова. М.; Пг., 1922; Паевская А. В., Данченко В. Т.Проспер Мериме: Библиография русских переводов и критической литературы нарусском языке, 1828–1967. М., 1968; Тимофеева О. В. Тургенев и Мериме / Кистории русского влияния на французскую литературу: Дис. ... канд. филол. наук.Львов, 1950 (автореф. — 1951); Ее же. Мериме — переводчик Пушкина (Пиковаядама) // Уч. зап. Львовск. ун-та им. И. Франко, т. 24, вып. 2. Львов, 1953;Томашевский Б. В. Генезис «Песен Западных славян» // Артеней: Ист.-лит.временник. Кн. 3. Л., 1926; Его же. Пушкин и французская литература // Лит.наследство, 1937, № 31–32; Удетевский Ю. В. И. С. Тургенев и Проспер Мериме: Кистории личных и творческих взаимоотношений // Филологоческие науки. 1977. № 3.

Вл. А. Луков

Этапы литературногопроцесса: Новое время: XIX век. — Персоналии: Французские писатели, литературы.— Русско-французские литературные связи: Французские писатели и Россия.