Стендаль

Фредерик Стендаль (Stendhal) — псевдоним (один из многих, но закрепившийся в памяти человечества) Анри Бейля (23.01.1783–23.03.1842), писателя, сыгравшего выдающуюся роль в становлении реализма.

Он родился в Гренобле, в буржуазной семье, получил образование в гренобльской Центральной школе и парижской Политехнической школе, получив фундаментальную подготовку в области математики и естественных наук. Служил офицером в наполеоновской армии, участвовал в Бородинском сражении, был в оккупированной французами Москве.У Мериме есть небольшая новелла «Взятие редута», построенная как рассказ очевидца о сопротивлении русских при взятии наполеоновскими войсками Шевардинского редута накануне Бородинского сраже¬ния. Вероятнее всего, Мериме воспользовался рассказом Стендаля об этом событии. Объектом исследования здесь является непонятная французу, загадочная стойкость русских, которую можно понять только через призму русского национального самосознания. Очевидно, именно благодаря Стендалю эта новелла предвосхитила «непарадные» описания сражений как у самого Стендаля (в начале романа «Пармская обитель», где описывается битва при Ватерлоо сквозь призму восприятия молодого итальянца Фабрицио дель Донго), так и в «Войне и мире» Л. Н. Толстого.

«Расин и Шекспир». Оказавшись в Париже после падения Наполеона (яркий, но не всегда привлекательный образ которого нарисован в «Жизни Наполеона» и «Воспоминаниях о Наполеоне»), Стендаль включился в романтическое движение, в эстетические споры о том, как надо понимать романтизм и его отношение к классицизму. Стендаль своеобразно решил эту проблему в трактате «Расин и Шекспир» («Racine et Shakespeare», 1823–1825), связав определение романтизма с проблемой восприятия искусства: романтизм — это то, что нравится современному читателю, классицизм — то, что нравилось прадедам. У Стендаля классицизм выступает не как иная, чем романтизм, эстетическая система, а как повторение, эпигонство романтизма, под романтизмом же понимается искусство любой эпохи, которое носит новаторский характер и наиболее полно отвечает стремлениям своей эпохи. В стендалевском определении оказались связанными в единое целое три выдвинутых романтиками проблемы: специфики романтизма, индивидуального восприятия, оригинальности творчества.

Литературное наследие Стендаля. Среди произведений Стендаля пять романов — «Арманс» («Armance», 1826); «Красное и черное» («Le Rouge et le Noir», 1830); «Пармская обитель» («Le Chartereuse de Parme», 1839); незаконченные романы «Люсьен Левен (Красное и белое)» («Lucien Leuwen») и «Ламьель» («Lamiel»); а также «Итальянские хроники» (Chroniques italiennes, 1828–1839), в которые входят новеллы «Ванина Ванини», «Виттория Аккорамбони», «Ченчи», «Аббатисса из Кастро» и др. Стендаль писал автобиографическую прозу, путевые заметки, работы по истории живописи и музыки и другие произведения.Наиболее значительны достижения писателя в развитии принципа психологизма (см. Психологизм у Стендаля).

«Красное и черное». В наиболее полной мере реализм и психологизм писателя проявился в романе «Красное и черное» («Le Rouge et le Noir») — см.: Красное и черное (роман Стендаля). Как показывает анализ, роман изначально был задуман как роман-пророчество, истинная хроника всего XIX века, его не только нынешних, но и будущих проблем, конфликтов, судьбы героев романа, при всей их индивидуальности, изначально рассматривались автором как типичные, что соответствует реалистическому подходу к воссозданию образа человека в литературе.

Моруа о персонажах Стендаля. Совершенно противоположной оказывается точка зрения на героев Стендаля такого авторитетного деятеля культуры, как выдающийся французский писатель ХХ века Андре Моруа. В литературном портрете «Стендаль» он следующим образом определяет основную тему писателя и способы ее реализации: «Итак, субъективность любви. Любовь — это род безумия, потому что, полюбив женщину, мы видим ее не такой, какова она на самом деле; однако, считает Стендаль, это сладостное безумие, оно одно и наполняет жизнь смыслом.Эти свои идеи Стендаль постарается выразить с помощью некоторого числа персонажей. (…) Когда он приступает к сюжету новой книги, у него всегда наготове сундучок с марионетками. Что же это за марионетки? Прежде всего это человек, которым бы хотел стать сам Стендаль. Он молод и, как правило, красив, достоин любви, но робок, потому что сам тоже способен к любви и вследствие этого теряется в присутствии любимого существа. (…) Однако, полюбив, герой, благодаря своему мужеству и сильной воле, способен преодолеть любые препятствия. Стендалю нравилось помещать такого героя в самые различные положения. В «Красном и черном» он превращает его в юного семинариста, такого же, каким был в жизни Берте, другими словами — в человека из народа. Когда Стендаль писал «Люсьена Левена», ему захотелось видеть себя в роли сына банкира. В «Пармской обители» он стремится представить, каким был бы Анри Бейль, родись он итальянским вельможей. Таким образом, все романы Стендаля — некая игра воображения, и в роли их главного героя неизменно выступает Стендаль, разумеется, идеализированный.Вторая марионетка — это женщина, которую Стендаль мечтает полюбить.Женщина, которую он мечтает полюбить, — идеальная женщина, какую не встретишь в жизни: она необыкновенно хороша собой, необыкновенно чиста и все же становится его возлюбленной. «Только благородные души, — говорит Стендаль, — заслуживают любви». В «Красном и черном» роль такой женщины играет госпожа де Реналь. В «Пармской обители» — Клелия Конти.Третий персонаж — это женщина, которой мог бы быть сам Стендаль, если бы он родился женщиной. В «Красном и черном» подобная роль принадлежит Матильде де ля Моль, то есть женщине, которая, как и сам автор, наделена энергией людей Возрождения. Это натура сильная в отличие от тех женщин, каких любит Стендаль: они существа слабые, готовые покориться. (…)Четвертая марионетка — это персонаж, который можно было бы назвать «Deus ex machina». Стендаль всегда любил вводить в свои романы могущественного и благодетельного человека, своего рода мага-волшебника, который одним взмахом палочки мог бы превратить самого Стендаля в человека богатого, уважаемого и способного удовлетворить все свои желания. В романе «Красное и черное» эта роль отведена маркизу де ля Моль, вельможе, который делает Жюльена своим секретарем и представляет ему возможность сделать быструю карьеру, о какой тот мечтатет. В романе «Люсьен Левен» таким персонажем становится крупный банкир Левен. А в «Пармской обители» — граф Моска. Неизменно этому доброму и могущественному, чуть насмешливому персонажу, который за иронией скрывает свою душевную доброту, противостоит негодяй, первейший негодяй, можно сказать глава негодяев: он враждебен герою и мешает ему осуществить его мечты.Таким образом, схема романов Стендаля относительно проста. Это не мешает им быть подлинными шедеврами, хотя их остов почти неизменен. Это всегда история молодого человека, который приобретает жизненный опыт и ощущает трагический разрыв между волшебным миром детства и миром реальной действительности. Стендаль сталкивает своего юного и великодушного героя с двумя женщинами, принадлежащими к противоположным типам, и душа юноши разрывается между ними; у героя всегда находится могущественный покровитель, и ему постоянно вредит враг, отпетый негодяй. Такова неизменная схема романов Стендаля».

Прав ли Моруа? Зная по своему опыту, как пишутся литературные произведения (и, возможно, приписывая его Стендалю), обладая наблюдательностью, острым умом и пониманием технологии литературного творчества, Моруа делает очень ценное замечание, сводя многообразие стендалевских персонажей к немногим типам. Вызывает сомнение трактовка их только как исходящих от самого писателя, воплощающих или Стендаля, или его помощников и врагов. Это романтическая трактовка его творчества, мешающая заметить огромный вклад Стендаля в преодоление романтического субъективизма.

Вместе с тем выделенные типы характерны не только для Стендаля, они выступают как определенная система с небольшими вариациями и у Шекспира («Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Много шума из ничего»), и у Расина («Федра»), и у романтиков, и у авторов мелодрам, и в романах Достоевского, и в произведениях множества других великих и второстепенных авторов. Здесь два возможных объяснения: это типовая ситуация самой жизни, некий жизненный сценарий (по Эрику Берну); или это продуктивная схема литературного произведения как явления искусства.

В любом случае, характеры у Стендаля не сводятся к одной-двум неизменным чертам, им свойственно саморазвитие, Стендаль как реалист показывает, что их судьба испытывает мощное влияние общественных отношений.

Персональная модель Стендаля оказалась необычайно плодотворной, ее воздействие испытали многие выдающиеся писатели мира. 

Соч.: Oeuvres complètes: V. 1–79. P., 1927–37; в рус. пер. — Собр. соч.: В 15 т. Л., 1933–1950; Собр. соч.: В 15 т. М., 1959; Собр. соч.: В 12 т. М., 1976.

Лит.: Бальзак О. Этюд о Бейле // Бальзак О. Собр. соч. Т. 15. М., 1955; Мериме П. Стендаль // Мериме П. Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. М., 1963; Сент-Бёв Ш. О критич. уме и о Бейле // Сент-Бëв Ш. Литературные портреты. Критич. очерки, М., 1970; Моруа А. Стендаль // Моруа А. Литературные портреты. М., 1970; Горький М. [Предисл.] // Виноградов А. К. Избр. произв. Т. 1: Три цвета времени. М., 1960; Луначарский А. В., Стендаль, Собр. соч., т. 5, М., 1965; Реизов Б. Г. Стендаль. Годы ученья. Л., 1968; Виноградов А. К. Стендаль и его время / 2 изд., М., 1960; Стендаль. Библиография рус. переводов и критич. лит-ры на рус. яз. 1822—1960, [Сост. Т. В. Кочеткова], М., 1961; Фрид Я. Стендаль. Очерк жизни и творчества / 2 изд. М., 1967; Прево Ж. Стендаль: Опыт исследования литературного мастерства и психологии писателя. М.; Л., 1960; Эпштейн М. А. О стилевых началах реализма (Поэтика Стендаля и Бальзака // Вопросы литературы. 1977. № 8. С. 106–134; Трыков В. П. Стендаль и Бальзак // Стендаль. Пармская обитель. Оноре де Бальзак. Гобсек. Отец Горио. М., 1995; Храповицкая Г. Н. Стендаль // Зарубежные писатели: В 2 ч. Ч. 2. М., 2003; Taine H. Derniers essais de critique et d’histoire / 4 éd. P., 1909; Thibaudet A. Stendhal. P., 1931; Martineau H. L’œuvre de Stendhal... / [3 éd.]. P., [1966]; Bardèche M. Stendhal romancier. P., [1956]; Rude F. Stendhal et la pensée sociale de son temps. P., 1967.

Вл. А. Луков

Этапы литературного процесса: Новое время: XIX век. — Персоналии: Французские писатели, литераторы. — Персоналии: персональные модели во французской литературе.