Французский психологический роман XIX века (статья Вл. А. Лукова и В. П. Трыкова) 

Истоки западноевропейского психологического романа исследователи обнаруживают в «Исповеди» Августина, «Истории моих бедствий» Абеляра, в средневековом рыцарском романе, в «Новой жизни» Данте, в «Опытах» Монтеня. Первым психологическим романом в западноевропейской литературе иногда называют «Элегию мадонны Фьяметты» Дж. Боккаччо (1345). В XVII веке во Франции появился один из лучших образцов аналитической психологической прозы — роман Мари де Лафайет «Принцесса Клевская» (1678).

В XVIII веке жанр психологического романа ярче всего будет представлен во французской литературе («Знаменитые француженки» Р. де Шаля, «Жизнь Марианны» Мариво, романы Кребийона, Дюкло, Прево, Ж.-Ж. Руссо, Дидро, Шодерло де Лакло).

Однако особый расцвет жанра психологического романа приходится на XIX век. Важнейшее достижение первых романтиков — открытие «частного человека» (истоки этого открытия заложены в «естественном человеке» просветителей, прежде всего — в герое «Исповеди» Руссо, оказавшемся в конфликте с обществом). Интерес к внутреннему миру «частного человека», противопоставленного классицистическому герою-гражданину, дает импульс развитию психологизма.

Специфическим выражением романтического психологизма становится раскрытие понятия «меланхолия». О романтической меланхолии подробно говорится в «Гении христианства» (1802) Ф.-Р. Шатобриана, который мистифицирует это чувство, связывая его с утверждением христианской религии. Шатобриан писал: «Преследования, которым подвергались первые верующие, усилили их отвращение ко всему земному. Вторжение варваров усилило его до предела, под его воздействием человеческий рассудок впитал грусть и, пожалуй, легкий оттенок мизантропии, который так до конца и не исчез. Повсеместно вырастают монастыри, куда уходят не¬счастные, обманутые миром, или те души, которые предпочитают скорее не знать некоторых чувств, чем выказывать их и видеть, как они будут жестоко обмануты. Плодом этой монашеской жизни явилась необычайная меланхолия, и это чувство, имеющее неясную природу, смешиваясь со всеми другими, наложило на них отпечаток неуверенности. Но в то же время чудеснейшим образом та волна, в которую меланхолия погружает чувства, сама же вновь порождает эту меланхолию, поскольку она вздымается в водовороте страстей, когда эти страсти бесцельно пожирают сами себя в одиноком сердце». И далее Шатобриан говорит: «Достаточно прибавить несколько ударов фортуны к такому неопределенному состоянию страстей, чтобы оно стало источником потрясающей драмы. Удивительно, что современные писатели еще не додумались описать это странное состояние души». Но если меланхолические герои Шатобриана в повестях «Атала» (1801) и «Рене» (1802), иллюстрирующих эти взгляды писателя, в основном утрачивают мистические черты, то в произведениях Э. Сенанкура, Б. Констана и подавно отсутствует мистицизм в понимании меланхолии как уни¬версального мироощущения современного человека, как его понимают романтики. Позже понятие «меланхолия» разрабатывали Жорж Санд, А. де Мюссе и другие писатели, которые в большинстве случаев отбросили мистическую трактовку этого типа мироощущения.

У истоков романтического психологического романа стоит французский писатель Этьен де Сенанкур. Его роман «Оберман» (1804) — роман в письмах. Главный герой, удалившись от общества, шлет письма неизвестному адресату, в которых рассказывает о себе, предается размышлениям, самоанализу.

Роман Б. Констан «Адольф» (1816) занимает особое место в развитии психологического романа. А. А. Ахматова писала, что Констан «первый показал в «Адольфе» раздвоение человеческой психики, соотношение сознательного и бессознательного, роль подавляемых чувств и разоблачил истинные причины человеческих действий». Роман написан в форме дневника молодого человека Адольфа, рассказывающего историю своей любви к Элленоре. Отношения между любящими складываются непросто. В сердце Адольфа борются страсть и эгоизм. Констан выстраивает образ главного героя на многочисленных переходах от любви, страсти, уважения, сострадания, жалости к равнодушию, холодности, раздражению по отношению к возлюбленной. Полюбив Элленору, Адольф вскоре тяготится этой любовью, ему кажется, что страсть лишает его свободы и губит его таланты. Эгоизм Адольфа становится причиной тяжелой болезни и смерти Элленоры. Утратив возлюбленную, герой чувствует, как она была необходима ему, остро ощущает свое одиночество и, безутешный, отправляется в путешествие. А. С. Пушкин увидел в Адольфе предшественника героев Дж. Байрона.

Жорж Санд вступает в литературу, когда в романтической прозе гос¬подствуют два жанра: исторический роман и «неистовый» роман с нагромождением невероятных событий, борьбой доведенных до предела «роковых» страстей, убийствами, кошмарами и т. д.

Жорж Санд разрабатывает иной жанр — психологический романтический роман. В статье «Оберман» Э.-П. Сенанкура» (1833) она пишет: «...Для глубоких и мечтательных натур или умов наблюдательных и тонких самым важным и ценным в поэме является умение раскрыть сокровенные страдания человеческой души вне их зависимости от блеска и изменчивости внешних событий». Обращение к психологическому роману с минимальным количеством действующих лиц и внешних событий вытекало из представления о том, что человек нуждается не столько в социальной свободе, сколько в индивидуальной свободе его духовной жизни. Поэтому Жорж Санд утверждала в статье, что на смену литературе реальной идет «литература идеальная, литература о внутреннем мире человека, которая занимается только вопросами человеческого сознания, заимствуя у чувственного мира лишь внешнюю форму для выражения своих идей...».

Все ранние романы Жорж Санд («Индиана», 1832; «Валентина», 1832; «Лелия», 1833; «Жак», 1834) носят камерный характер. В них мало персонажей. Рамки повествования довольно узки. Социальные мотивы еще не приобретают самостоятельного значения. Главное в них — раскрытие психологии. Но оно происходит не последовательно, а скачкообразно. Жорж Санд отмечает только душевные катастрофы, взрывы чувств, а не их развитие. Уже в «Индиане» писательница отказалась от цветистого стиля «неистовых» романов. Она разрабатывает простую, гибкую и емкую фразу. Ее отличительная черта — музыкальность (это свойство стиля Жорж Санд отметил великий венгерский композитор Ференц Лист).

Переходным звеном между романтическим и реалистическим психологическим романом стало творчество французского писателя Альфреда де Мюссе. Особенно известен его психологический роман «Исповедь сына века» (1836). «Болезнь века», обрисованная писателем в образе главного героя — Октава, носит социальный характер, что сближает психологический роман Мюссе с реалистическим психологическим романом.

Основоположником реалистического социально-психологического романа во французской литературе был Фредерик Стендаль (псевд.; наст. имя — Анри Мари Бейль).

Жанр психологического романа стендалевского типа начинает проступать в первой романе писателя — «Арманс» (1827). Зрелым образцом реалистического социально-психологического романа в творчестве Стендаля стал один из лучших его романов «Красное и черное» (1831). Главный герой, молодой плебей, сын лесопильщика Жюльен Сорель мечтает о карьере, о славе Наполеона. Талант, сила воли и честолюбие позволяют герою добиться многого: он становится сначала воспитателем в доме верьерского дворянина господина де Реналь, завладевает сердцем доброй и чувствительной госпожи де Реналь, переезжает в Париж, где получает должность секретаря маркиза де Ля Моль и добивается любви его дочери, умной и гордой аристократки Матильды де Ля Моль.

Восхождение Жюльена к вершинам успеха было прервано письмом его бывшей возлюбленной госпожи де Реналь маркизу, в котором она предупреждала маркиза о двуличии его секретаря и его истинных намерениях. Узнав о письме, Жюльен мчится в Верьер и в церкви стреляет в госпожу де Реналь, раня ее. Тюремное заключение, последовавшее за этим, разрушает карьеруЖюльена. Отказ героя от компромисса с обществом, от прошения о помиловании, дерзкая, обличительная речь на суде разрушает его жизнь. Жюльена казнят.

Как и герой новеллы Стендаля «Ванина Ванини» молодой карбонарий Пьетро Миссирилли, Жюльен хочет счастья, но на «охоту за счастьем» Жюльен отправляется иначе, чем Пьетро: ведь он живет в другой стране, в другом обществе. По-итальянски страстный и цельный, Пьетро в первую очередь желает свободы для своей родины, и в этом находит счастья для себя; по-французски тщеславный и самолюбивый Жюльен жаждет признания и свободы для себя.

Автор, следуя традициям романтического психологизма, показывает двойственность Жюльена, сочетание в нем внутреннего благородства, достоинства, таланта, с одной стороны, и расчетливости, эгоизма, тщеславия — с другой. Однако причиной этой двойственности становится не извечная борьба Добра и Зла в душе героя, не столкновение в его сознании разных идей и ценностей, но влияние исторической эпохи, общества, в которых живет Жюльен Сорель. В схватке со временем Жюльен терпит поражение, но бой с самим собой он выигрывает. В финале романа потерпевший фиаско герой обретает то лучшее, что было в его душе и что он так долго скрывал под маской лицемера и карьериста, подчиняясь требованиям общества. Стендаль показал, что характер Жюльена и его судьба определены временем. Эпоха Реставрации не нуждалась в героизме, не требовала таланта, не ценила личное мужество и волю. Ее лозунгом стало приспособление. Жюльен — трагический характер, не востребованный эпохой.

Психологизм — неотъемлемый художественный принцип романов О. де Бальзака, вошедших в его грандиозный цикл «Человеческая комедия».

Важнейшие открытия, сделанные в жанре психологического романа XIX века, подготовили появление новых крупных писателей-психологов в литературе рубежа XIX–XX веков, Новейшего периода развития французской литературы (Г. Мопассан, Р. Роллан, М. Пруст и др. ).

Вл. А. Луков, В. П. Трыков

Этапы литературного процесса: Новое время: XIX век. — Теория истории литературы: Жанры. — Библиография и научные приложения: Научные приложения.